Странный доктор
Сентиментальный циник
Сегодня днем тело солдата было похоронено. Сам я там не был, но слышал как от здания отъезжало несколько повозок. А вечером услышал как эхом разбегались по зданию одинокие шаги. Я отправился в кабинет майора. Да, это была она. Все еще в пальто она сидела в кресле и наливала в стакан виски. Ее молодое лицо не выражало ничего, кроме бескрайней тоски. Увидев меня, она указала на кресло напротив, приглашая сесть. Но я остался стоять...

- Вы хотите что?! - Джина потушила едва начатую сигарету и тут же прикурила новую.
- Да, я хочу сделать вакцину, которая не позволит вирусу распространяться в организме человека. Эту инъекцию нужно будет делать всем детям. Как прививку от кори. - она поднялась на ноги и подошла ко мне.
- А вы?
- Нет. Мы итак исчезнем как вид. Люди будут в большей безопасности, надеюсь.
- Но такие как вы...
- Мне жаль,что приходится принимать решение за всех, но... боюсь, что нам придется отмучиться оставшийся срок. Если бы я мог не бояться, что моя жажда породит нового вампира или отнимет чью-то жизнь - мне бы жилось легче. И, возможно, вчера я бы смог помочь тому человеку... - она отвела взгляд и закусила губу.
- Этот вопрос будет вынесен на обсуждение. Вы ведь понимаете, что это вопрос большого масштаба и вдвоем он не решается... - она говорила это быстро, точно пытаясь словами заглушить что-то. - Поэтому мы свяжемся со всеми лицами,но пока они прибудут - уйдет время...
- Джина. - она подняла на меня глаза. - Что с вами?
- Я не хочу... не хочу, чтобы кто-то страдал... я устала видеть чужую боль... - ее глаза на мгновение засияли от слез, а потом на ее смуглых щеках появились две темные дорожки. - Простите... я просто устала. - она вытерла слезы рукавом, но они не прекращали капать с рыжих ресниц. Та стена, которую она выстраивала перед собой, рухнула в одночасье. Это ли? Или ее внешний вид... но что-то вдруг заставило меня взять ее подбородок и прикоснуться своими губами к ее. Вкус виски и табака сделали мой поцелуй лишь настырнее...
Не понимаю что происходило дальше. Спустя несколько мгновений я уже рванул борт ее рубахи и на пол посыпались пуговицы. На мгновение я заглянул в ее глаза. В спокойной, как правило, синеве мелькнул страх. Но он меня не остановил. Страстное, жгучее желание двигало мной. Ничего не стоило сорвать ее брюки, обнажая стройные ноги. Я уложил ее на софу, крепко удерживая ее предплечья и спустя несколько мгновений она уже была моей. Она закусила губу и на мгновение зажмурилась. Потом сделала глубокий вдох и потянулась своими губами ко мне. Стоило мне ответить, как острые зубы впились мне в губу. Но это не был протест. Это было масло, которое она сама подлила в огонь. Я отпустил ее руки и незамедлительно ощутил ее ногти у себя в боках. Даже короткие, они оставляли пульсирующие полосы. Это огненное безумие продолжалось относительно недолго, прежде чем я со стоном не упал на нее. Я закрыл глаза, приходя в себя, когда услышал спокойное и чуть насмешливое "В тихом омуте черти водятся, да?" Мне стало страшно открывать глаза. Осознание того, что я сделал накинулось на меня и я сел, обхватив голову руками, будто бы это могло меня спрятать от угрызений собственной совести.
- Я не знаю... я... - я пытался подобрать слова своему поступку, когда почувствовал, что в затылок мне упирается дуло.
- Если бы я хотела вас остановить - я бы это сделала, доктор. Все в порядке, не надо себя винить. - Она убрала пистолет и прижалась ко мне. - Все в порядке... - ее дыхание постепенно выравнялось и она задремала. Я уложил ее на софу и задумчиво гладил золотистую кожу, покрытую многочисленными порезами и шрамами от пуль. Перебирая пальцами красноватые пряди, я размышлял о том, что заставило меня так поступить. Я люблю эту женщину? Не знаю... Это, скорее, дружба. Но почему тогда именно с ней я утолил свой плотский голод? Потому что мне необходима была разрядка? Или нам обоим...
За некоторое время до восхода солнца она потянулась и открыла глаза. Увидев меня, она бодро улыбнулась. А я не знал как себя вести с ней после того, что случилось. Джина улыбнулась, подошла ко мне и взяла мое лицо в свои руки.
- Я давно не спала так крепко. Спасибо. - она поцеловала меня в щеку и принялась одеваться.
- Как... кто мы теперь? - она заправила рубашку в брюки и пожала плечами.
- Я была бы рада назвать вас другом.
- Но сегодня ночью...
- Мы сделали друг другу приятно и выпустили пар. Что в этом плохого? - я хотел что-то сказать, но у нее зазвонил телефон. После короткого разговора, она положила трубку и принялась завязывать галстук.
- Боюсь, что вынуждена вас покинуть. Мы обязательно закончим наш разговор. - она улыбнулась мне, накинула пиджак и вышла из комнаты. Я отправился к себе и провел некоторое время в полной прострации, пока меня не одолел сон. Поразительная женщина...