Странный доктор
Сентиментальный циник
Я открыл глаза. Медленно. Мне не хотелось знать, что случилось, не хотелось ни о чем думать, вообще ничего не хотелось. И тем не менее, когда боль и тошнота прошли и мне на плечо положили руку, я открыл глаза. Все немного расплывалось, но я уловил знакомый запах. Ладан и воск. Да, это действительно был святой отец. Он беспокойно всматривался в мое лицо, держа меня за плечо.
- Доктор. Мистер Тьерсен. Как вы себя чувствуете? - Я хотел было ответить, но вместо этого резко повернулся набок и меня долго выворачивало наизнанку в уже и так не пустой таз. Когда желудочный спазм утих, я вытер губы, измазанные бурой густой кровью и лег обратно. Лицо святого отца вновь заволок туман. Я почувствовал как он вытирает мое лицо полотенцем, но у меня не было сил, чтобы поднять руку и остановить его. Потому я просто глядел на него, пытаясь все же рассмотреть его лицо. Спустя некоторое время, туман отступил и зрение приобрело достаточную ясность. Святой отец почти не изменился. Разве что его глаза стали более сосредоточенными и уставшими.
- Что... что случилось? Где я?
- Вы в безопасности. Нам удалось вытащить вас оттуда. Вы что-нибудь помните? - я слабо покачал головой. Я не помнил ровным счетом ничего. Я помню только ожидание. Смерти, суда, амнистии. Чего угодно. Но после того, как меня перевели в другую камеру, несколькими этажами ниже, ко мне никто не приходил, мне ничего не сообщали. И, само собой, меня не кормили. Крысы, которых было в достатке, через некоторое время почти перестали заходить ко мне в камеру. Умные твари... Трудно сказать, сколько времени я провел там прежде чем мое сознание потемнело. Может неделю, может месяц, может год... Время превратилось для меня в густую душную субстанцию, через которую я вынужден был пробираться. Это отбирало невероятное количество душевных и физических сил. В конце концов я просто упал на пол и уже не смог подняться. У меня все болело, жажда села мне на грудь и положила черные руки на горло. Я усмехнулся своему бесславному и глупому концу. Просто сдохнуть от голода. Как дворняга в подворотне. Просто исчезнуть...
Я смотрел на святого отца, воспроизводя в памяти последние картины своего заключения. У меня было много вопросов, но только я открывал рот, сразу чувствовал как к горлу подкатывает тошнота. Я украдкой глянул на таз на полу. Тара была заполнена где-то на треть. Еще было несколько пятен на полу. Я даже не помнил как это было. Но это выглядело как отравление. Вернее, как перегрузка. Такое бывает, когда после сильного голода съедаешь слишком много. И тут до меня дошло, чего я еще не помнил. Я посмотрел на Франческо и севшим голосом спросил:
- Сколько... сколько людей я успел убить? - он посмотрел на меня и спокойно ответил:
- Пятерых. Мы обнаружили вас на самом низком уровне. Эти казематы уже давно не использовались. Оставлены для наиболее важных гостей. Пришлось брать крепость буквально штурмом. Там было много наших товарищей. Несколько священников из моего братства, порядка десяти человек майора.
- И сама майор. - раздался насмешливый хриплый голос из угла комнаты. Я вскочил на кровати и старался не упасть и удержать при себе содержимое своего желудка. Даже при вновь заплывшем зрении я узнал ее. Джина. Как всегда в мужском платье и со стаканом виски в руке. Святой отец помог мне лечь обратно и она подошла ближе и села ко мне на кровать. - Вы помогли нам выбраться оттуда. Эти ублюдки... так крупно нас никогда не подставляли. Весь мой отдел посадили и вообще всех, кто как-то имел дело с вакциной. Мы уже отчаялись выбраться, когда нашли вас. Я даже подумала, что вы мертвы. Однако, после нескольких глотков крови, вы оклемались и тут началось интересное... - она сделала глоток виски. - Вы выбежали из камеры и загрызли одного из охранников, еще двоих расчленили без инструментов. И лишь на пятом, вдоволь напившись, вы вновь потеряли сознание.
- Почему...
- ...не остановила? Потому что один из них был тот, кто в меня стрелял. Остальные были с ним. За заговор полагается смерть. - она отпила еще немного виски. - Мы сейчас пытаемся разобраться откуда ноги растут, но это не так-то просто, учитывая наше подпольное положение. Спасибо святому отцу. Благодаря ему, мы сейчас в одном из монастырей недалеко от города. Место надежное, так что сможем пока переждать. - она немного улыбнулась и погладила меня по руке. - Не смейте себя винить. Вы спасли нам жизнь. Без вас, нас бы перестреляли к чертям. И потом... вашей природе я обязана жизнью. - она поднялась. - Пойду проверю остальных. У нас тут еще пара раненых.
Я лежал и смотрел ей вслед.
- Не винить себя? Я убил пять человек! - она обернулась и несколько мрачно произнесла:
- Я убила семерых. Просто я использовала пистолет. Меньший ли я монстр по сравнению с вами? - она тяжело посмотрела на меня и скрылась в проеме. Священник сидел на стуле и продолжал перебирать четки.
- Святой отец... - он хмыкнул. - Глупо звучит, не правда ли? Святой... Даже папа не святой. Куда уж нам, простым смертным.
- Франческо?
- Я принес им оружие. Я помог им бежать. Я знал, что могут погибнуть люди. Возможно, даже невинные. Но я все равно пошел на это. Потому что от бежавших зависит благополучие куда большего количества людей. И я помогал им. Я убил несколько вампиров, охранявших ваш уровень. Не знаю наверняка были они мизантропами ли же придерживались тех же взглядов, что и вы. Мы должны были сбежать оттуда. И мы сбежали. Мы люди, которые хотят сохранить баланс. Мы каемся в содеянном и молим бога, чтобы он простил нас за непринятие своей судьбы... - он тяжело вздохнул. - Плохой я священник...
- Вы лучший представитель религии, которого я знавал. - я слабо улыбнулся и прикрыл веки. Клонило в сон. Как сквозь толщу воды я услышал "Отдыхайте, я покараулю" и вновь почувствовал теплую сухую ладонь у себя на плече.